Бремя доказывания убытков и компенсаций в связи с обеспечением иска: позиция ВС РФ

Бремя доказывания убытков и компенсаций в связи с обеспечением иска: позиция ВС РФ

2018-04-20 19:19:41

При рассмотрении судом иска о выплате компенсации на основании ст. 98 АПК РФ на истце лежит бремя доказывания возникновения у него негативных последствий и наличия причинно-следственной связи между этими последствиями и обеспечением иска.


Фабула дела

Как следует из определения ВС РФ от 06.05.2016 № 308-ЭС15-18503, лицо, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, вправе доказывать, что размер компенсации не соответствует обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости.

Вопрос о виновности лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, не входит в предмет доказывания по данной категории дел.

В рамках дела по иску общества к компании (залогодатель) и банку (залогодержатель) о признании недействительным заключенного между ответчиками договора ипотеки по заявлению истца арбитражным судом приняты обеспечительные меры в виде наложения запрета на проведение торгов по продаже предмета ипотеки.

Обеспечительные меры действовали в течение девяти месяцев и были отменены постановлением арбитражного суда округа.

Впоследствии обществу было отказано в удовлетворении его искового требования к компании и банку.

Полагая, что, предъявив необоснованный иск о признании договора ипотеки недействительным, заявив по нему ходатайства о принятии обеспечительных мер, общество на длительный срок парализовало исполнительное производство по обращению взыскания на заложенные объекты, отодвинув тем самым на девять месяцев момент погашения его требований, банк, сославшись на ст. 98 АПК РФ, обратился в арбитражный суд с иском о выплате ему компенсации за счет общества.

Позиции судов

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, в удовлетворении исковых требований отказано.

Суды сочли, что само по себе обращение с ходатайством о принятии обеспечительных мер не может рассматриваться как противоправное поведение, последующий отказ в удовлетворении требования общества, в обеспечение которого налагалось ограничение, также не свидетельствует о его недобросовестности и направленности его действий на причинение убытков банку.

Кроме того, суды указали на то, что банком не доказаны возможность реализации спорного объекта на торгах, его ликвидность и наличие реальных предложений об его покупке. Суды при этом учли, что после отмены обеспечительных мер имущество не было реализовано на торгах, в связи с чем банк как залогодержатель оставил заложенный объект за собой.

Исходя из этого, суды пришли к выводу о том, что банк в нарушение требований ст. 65 АПК РФ не доказал факт причинения ему реального ущерба принятием обеспечительных мер.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты и взыскала компенсацию в пользу банка по следующим основаниям.

Как верно указали суды, само по себе обращение с заявлением о принятии обеспечительных мер не может рассматриваться как противоправное поведение, даже если впоследствии иск лица, подавшего ходатайство о принятии обеспечительных мер, будет признан судом необоснованным.

Вместе с тем правопорядок не должен содействовать как испрашиванию обеспечительных мер по необоснованным искам, так и освобождению от ответственности субъектов, заявивших соответствующие требования.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения ими процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 АПК РФ).

Вопреки выводам судов в предмет доказывания по иску о взыскании убытков или выплате компенсации в связи с обеспечением иска не входит установление виновности инициировавшего принятие обеспечительных мер лица, поскольку право на возмещение убытков от обеспечительных мер либо право на получение компенсации основаны на положениях п. 3 ст. 1064 ГК РФ и возникают в силу прямого указания закона (ст. 98 АПК РФ).

Таким образом, ошибочны выводы судов о необходимости доказывания банком противоправности действий общества и его вины.

При выборе такого способа защиты, как взыскание компенсации, отсутствует необходимость строгого доказывания размера понесенных убытков по правилам ст. 15 ГК РФ. Однако закрепленные в ст. 98 АПК РФ критерии определения размера присуждаемой компенсации, касающиеся характера ограничения (нарушения) имущественной сферы потерпевшего обеспечением иска и учета принципов разумности и справедливости, предполагают обоснование потерпевшим негативных последствий, наступивших от обеспечительных мер, доказывание им причинно-следственной связи между негативными последствиями на стороне потерпевшего и обеспечением иска.

Определяя размер компенсации, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации исходила из того, что ограничение прав банка носило длительный характер, вследствие чего банк, предоставивший денежные средства, не мог в течение девяти месяцев получить в счет погашения просроченной задолженности право собственности на объекты стоимостью порядка 182 млн. руб., несмотря на наличие у него на это законного права.

Одновременно общество не представило мотивированных возражений относительно размера компенсации, не раскрыло доходность за соответствующий период коммерческой недвижимости, поступившей в собственность банку. Предъявленная банком к взысканию сумма компенсации за 9 месяцев в размере 1 000 000 руб. (0,55 процента от стоимости заложенных объектов, что составляет 0,73 процента годовых) является разумной и справедливой, соответствует закрепленному в ст. 98 АПК РФ предназначению компенсации, выплачиваемой в связи с обеспечением иска, и направлена на восстановление имущественного положения потерпевшего, а не на его неосновательное обогащение.

Вывод

При рассмотрении судом иска о выплате компенсации на основании ст. 98 АПК РФ на истце лежит бремя доказывания возникновения у него негативных последствий и наличия причинно-следственной связи между этими последствиями и обеспечением иска.

Источник: обзор судебной практики ВС РФ № 3 (2016)